Обновлено:15-06-2019 11:19

Культура

Культура

Исмагил Шангареев: Человек Амфибия в ОАЭ

Печать

inwewe4324x

Одно из самых ярких впечатлений моего детства – Ихтиандр из фильма «Человек Амфибия» (1961). Этот образ был настолько ярким, настолько непохожим на все, что мы в советских 60-х годах были им буквально очарованы. Порой, детские мечты не покидают нас всю жизнь, а иногда они сбываются.

Так случилось, что спустя почти 60 лет я смог пожать руку Ихтиандру, принимать его у себя в доме, видеть в его глазах тот же поразительный свет, который когда-то запал мне в сердце. Мы общались несколько дней, и я открыл для себе удивительно глубокого человека, в котором тот далекий образ Ихтиандра, органично сливался с личностью актера Владимира Коренева.

 

i22222ndex

Владимир Коренев в роли Ихтиандра

Нередко встреча с актером, создавшим тот или иной яркий образ заканчивается разочарованием, прежде всего, из-за несопоставимого масштаба личности героя и того, кто его играет. С Владимиром Кореневым, напротив, кажется, что Инхтиандр, это он сам в молодости, что герою до актера надо еще расти, набираться жизненного опыта.

Мы много беседовали на берегу Персидского залива. Мне почему-то вспомнились книги Александра Беляева, его увлекательные произведения в жанре фантастики: «Остров погибших кораблей», «Последний человек из Атлантиды», «Борьба в эфире», «Человек-амфибия» и «Голова профессора Доуэля».

В истории литературы о Беляеве писали, что он был отечественным Жюлем Верном, но, на мой взгляд, он был Беляевым и только Беляевым, неповторимым создателем образов мечты, образов свободы. Таких как Ихтиандр навсегда ушедший в морские глубины, или Ариаэль улетевший в небесные дали.  «Не ищи моих следов на этой земле. Я жду тебя на небесах. Твой Ариэль» - написал жене записку, умирающий Беляев.

Внутренняя свобода духа – вот, пожалуй, главное, что поразило меня во Владимире Кореневе. Именно внутренняя свобода, как я теперь понимаю, дала образу Ихтиандра такую притягательную силу в стране тотальной несвободы.

ind2112ex

Встреча в ОАЭ: Ихтиандр и дельфины

Для меня было большой радостью показать Владимиру Кореневу фантастический мир Дубая, где оживают самые сказочные сюжеты. Ему было все интересно и надземное метро, и поющие фонтаны, и дома, словно сошедшие с полотен Сальвадора Дали. Но больше всего его интересовали люди и море.

Я рассказывал ему о своей работе в ОАЭ, о своей гордости - Дубайском агентстве недвижимости (ДАН), о людях со всего бывшего Союза, которые работали со мной в сфере туризма и недвижимости. Ему было интересно как открыть бизнес в ОАЭ, купить квартиру в Дубае или Рас аль-Хайме.

Но главные наши разговоры были о море, о фильме, который стал для Владимира Коренева буквально погружением в морскую пучину. Для того, чтобы в полной мере отразить то, как создавался фильм «Человек амфибия», позволю себе процитировать главного героя этого фильма, так как лучше его мне эти подробности не передать. Так, в частности, он пишет: «Мне сделали специальные ласты из формопласта со стальными пружинами внутри — очень тяжелые. Ноги уставали, икры сводило судорогой. Многие сцены снимали на большой глубине. Самым страшным стал момент, когда меня, привязанного к якорю, выбросили в море со шхуны.

Внизу для меня был приготовлен акваланг. Но почему-то его не проверили, и он оказался пустой. А я же привязан, пока развяжут — я кончусь. К счастью, в этой сцене меня страховал тот тренер — Рэм Стукалов, и он мне свой акваланг отдал, а сам стал выходить с большой глубины. Слава богу, он остался жив.

in121212dex

Фрагмент из фильма «Человек Амфибия»

В другой раз меня спас оператор Эдик Розовский. Снимали сцену, когда я, привязанный к цепи за пояс, ловлю жемчуг. Цепь была метров шестьдесят и весила килограммов сорок. Ее свободный конец над водой держал матрос. Но в один из моих прыжков со скалы он случайно цепь отпустил. Это была катастрофа. Цепь потащила меня на дно. Всплыть с ней — невозможно, один я бы ее не поднял. Но Эдик увидел все через глазок камеры, быстро понял, что произошло, и, бросив камеру, поплыл ловить цепь».

Партнершей Владимира Коренева в фильме «Человек Амфибия» была Анастасия Вертинская, создавшая до этого удивительный образ Ассоль в фильме по роману Александра Грина «Алые паруса». В обоих фильмах главным контекстом повествования была морская стихия, позволяющая видеть мир через призму красоты, мечты летящей на как парусник на волнах. Созданной Анастасией Вертинской образы словно отвечали этой стихии своей редкой женственностью и чистотой.

Мне особенно запомнились кадры прощания Ихтианра и Гуттиэре, когда он навсегда уходит в морскую пучину.

 

inde122211x

Сцена прощания Ихтиандра и Гуттиэре.

Вспоминая свою работу с Анастасией Вертинской, Владимир Коренев писал: «Конечно, у Насти Вертинской было совсем не так много подводных съемок, но с трудностями пришлось столкнуться и ей. Она молодец. Изначально плавать вообще не умела и научилась специально к фильму. При этом страшно боялась нырять, ее хотели заменить дублершей, профессиональной пловчихой. Но когда Настя увидела крепко сбитую фигуру второй Гуттиэре, сказала: «Вместо меня она сниматься не будет, лучше я утону!» — и нырнула».

Мы ловили рыбу, и я был очень счастлив, что вопреки времени, вопреки пространству, моя мечта сбылась таким неожиданным образом. Рядом со мной стоял Ихтиандр.

ind122121ex

Персидский залив – одно из лучших мест для рыбалки в компании с Владимиром Кореневым

 Исмагил Шангареев - Генеральный директор Дубайского агентства недвижимости (ДАН-DAN Real Estate).

Исмагил Шангареев: светлая память

Печать

e22t

В первые дни весны, 9 марта ушел из жизни великий актер, яркий талант которого создал целый мир сценических образов, достаточно сказать, что 73 года он играл на сцене знаменитого театра имени Вахтангова. Но особенно его актерское дарование проявилось в пространстве, которое создал Леонид Гайдай. «Кавказская пленница» и «Иван Васильевич меняет профессию» - фильмы, которые заставляли нас иначе воспринимать советскую реальность, формировали в коллективном бессознательном позитивные архетипы реальности, раздвигая идеологические рамки «Что там можно, что нельзя».

В молодости я смотрел эти фильмы по нескольку раз, и образы, созданные Владимиром Этушем, восхищали меня своей органичностью, естественностью. Они несли в себе энергии социальной иронии, так необходимой нам в эпоху героев социалистического быта, особенно яркой, в этом плане является роль товарища Саахова в «Кавказской пленнице».

Я не мог написать эту статью раньше, понадобилось две недели, чтобы осознать, что в моей жизни больше нет такого редкого и чуткого человека, как Владимир Этуш. Каждый раз, когда он приезжал ко мне в гости в арабские эмираты – это был настоящий праздник для меня и моей семьи. В своей статье, посвященной памяти Владимира Этуша, Виктор Шендерович писал: «Почти всю жизнь он играл демагогов и негодяев с начальственным уклоном. И был человеком диаметрально противоположным своим персонажам. Строгий, даже жесткий, малоулыбчивый. Принципиальный».

Мой опыт общения с Владимиром Абрамовичем, позволяет не во всем согласится с такой оценкой его личности. Да, его герои, и он сам диаметрально противоположны, но какое-то непередаваемое словами обаяние его личности, все же присутствовало во всех его персонажах. Да строгий, но не жесткий. Напротив, притягивающий какой-то особой мягкостью, интеллигентностью, незащищенностью доброй и по детски открытой души. Да, принципиальный, но очень ироничный и улыбчивый.

Думаю, то, что наши с Шендеровичем впечатления от личности Владимира Этуша не во всем совпадают, отражая особенности обстановки, в которой нам с ним приходилось общаться. В прессе писали, и Владимир Абрамович мне рассказывал, что   у него есть традиция – каждый год к своему дню рождения делать подарок для зрителей, и все в театре знали, что будет обязательно пьеса, которая будет поставлена в плане спектаклей к маю месяцу – специально «на Этуша».

В последние годы, Владимир Абрамович репетировал главную роль в пьесе Виктора Шендеровича «Потерпевший Гольдинер», где он играет эмигранта с нескрываемым азартом. Раскрывая образ своего героя он не без иронии проявляет закомплексованность советского человека.

et44

Владимир Этуш в пьесе Виктора Шендеровича «Потерпевший Гольдинер».

«На кой черт мне сдалась ваша Америка, – говорит он, передвигаясь по дому на инвалидной коляске. – Сема Липскер проел мне плешь своими замечаниями: «Вот ты тут сидишь, а жизнь проходит мимо! Посреди Манхэттена стоит голый ковбой в одной шляпе. Ты обязан это увидеть!» Нет, я спрашиваю: зачем мне было на это смотреть? Мало я видал идиотов в шляпе? Он мне говорит: «Ты удивишься». А я вот этими глазами видел Маленкова с Кагановичем! Я видел пятилетку в четыре года – что меня еще может удивить?».

Работать на пределе сил, когда тебе уже за 90 лет – это ли не характеристика человека, который прошел войну и прожил жизнь отдавая всего себя творчеству.

Виктор Шендерович писал, что «Ко временам «Гольдинера» он был уже очень стар, но его харизма продолжала работать безотказно: Этуш выходил на сцену ― под овации. А уйти с поклонов и вовсе не удавалось: зал просто не расходился».

Я встречал его в мире, где Персидский залив и пустыня объединяют свои ветра, где, начиная с XVI в., строили свои форты испанские и португальские пираты, где оживают сказки Шахерезады, воплощенные в новый техногенный мир мусульманской культуры.

Владимиру Абрамовичу нравился этот мир, мы подолгу беседовали на самые разные темы (мне довелось закончить Санкт-Петербургский государственный университет культуры и искусств) и для меня каждое его слово о театре было близко и понятно.

222et

 Хотя, скажу честно, говорили мы больше о жизни, о том, как открыть бизнесе в ОАЭ. Он с удовольствием обсуждал темы о том, как купить квартиру в Дубае, как русскоязычному человеку купить недвижимость в ОАЭ недорого, и радовался, что такое возможно. Ему было 95 лет, и он смело строил планы на будущее. Эта особенность культуры ума Владимира Абрамовича, его способность не ограничивать время будущих дел календарем, возрастом, удивляла Виктора Шендеровича, который вспоминал, что однажды: «Этуш сообщил мне, что собирается приступить к репетициям моей пьесы, но не сейчас, а в будущем году. Видимо, в моем глазу мелькнул какой-то счетчик: человек на 91 году размеренно планировал свою жизнь на пару лет вперед».

Так в эмиратах, он живо интересовался всем, что обычно занимает тех, кто хочет купить жилье в ОАЭ, найти на берегу Персидского залива свой дом в стиле «Старик и море», с рыбалкой, и даже охотой на акул. Он мечтал, и время отступало перед его мечтами. Ему нравился ветер аравийской пустыни, ее небо, наполненное вечностью и светом звезд.

Недавно, я остановил машину посреди аравийской пустыни, заглушил мотор и молча стоял, слушая ветер. Так я прощался с Владимиром Абрамовичем Этушем.

Светлая память.

Исмагил Шангареев

Страница 2 из 73