Обновлено:15-04-2021 05:28

Культура

Культура

Исмагиль Шангареев: мошенничество и иллюзии Графа Калиостро

Печать

kaliostro

Иоганн Вольфганг фонГёте изучая феномен графа Калиостро так увлекся, что написалкомедию "Великий Кофт", пытаясь показать, как рождается мошенничество человека, который видит перед собой общество невежд, и вместо того, чтобы занять свое почетное место в истории медицины и химии, становится мошенником. В уста Калиостро он вкладывает слова: «Для себя вы хотите, как полегче, полегче и поудобнее, а о том не думаете, сколь трудной будет моя работа».

Это статья о «работе» столь блистательной, сколь криминальной. Однако, назвать Калиостро мошенником - это значит значительно упростить такое редкое явление, каким он был в социуме своей эпохи.

В своей серии статей «Исмагил Шангареев: мошенничество, как зеркало социальной реальности», я выбираю сюжеты, в которых трагедия присутствует во всей ее шекспировской полноте (трагедия в семье актера Баталова, например). В данном случае, мы имеем дело с феноменом историческим, нашедшем отражение в литературе и в истории медицины. Но, главное, что отличает Калиостро от многочисленных последователей Франца Антона Месмера – фактически первого гипнотизера, открывшего явление животного магнетизма, это его роль в криминальной истории человечества.

Кстати говоря, Месмер по итогам своих опытов был признана шарлатаном и мошенником, но в историю криминальных преступлений не вошел, реабилитированный своими последователями, и, в первую очередь,аббатом Фариа, который доказал, что причиной необычного поведения при гипнозе является самовнушение.

Для того, чтобы понять феномен Калиостро во всем многообразии его проявлений, мы предпримем попытку взглянуть на его деятельность сразу с двух позиций: с позиции защиты, и с позиции обвинения.

С позиции защиты скажем, что Калиостро был выдающимся врачом-философом, который прилежно штудировалсвоих современников: Дидро, Д'Аламбера, Монтескье, Вольтера, Руссо. Он был знатоком системной медициной Ибн Сины, ятрохимией Теофраста Гогенгейма, прозванного Парацельсом, и мечтал занять свое место в истории ятрохимии (новой фармации). Калиостро был истинным знатоком трудов по химии Альберта фон Больштедта, известного под именем Альберта Великого, положившего начало открытию химических элементов.

Следует особо отметить, что он был не столько теоретик, но, прежде всего, замечательный практик.

Для истории сохранилось описание «приемного дня» Калиостро, сделанное известным английским историком и путешественником Вильямом Коксом: «...Если бы вы могли видеть, как мог видеть я, как он переходит от одного больного к другому, внимательно осматривая ужасные раны и тут же их врачуя, давая лекарства, успокаивая и вселяя надежду... Но одних лекарств бывает недостаточно, а нужна еще приличная пища для приобретения силы, тогда щедрота чувствительного графа изливается на них; кажется, что сокровища его неисчерпаемы. Проповедуя, что более счастья в том, чтобы давать, нежели брать, изъявляет он радость своею добротой».

И еще одна важная деталь в защитуКалиостро. Он был не только замечательным практикующим врачом, но химиком, который блестяще применял свои знания на практике. Так, например, в период его турне по России, Калиостро сумел заслужить уважение князя Потемкина. А дело было так, Потемкину, доложили, что на военных складах, с хранящихся там мундиров, бесследно исчезли пуговицы, которые в те времена отливали из олова. Речь шла о нескольких тысячах мундиров, и Григорий Александрович, видя в этом исчезновении чуть ли не колдовство, вспомнил о гастролирующем в России графе Калиостро. Можно было обратиться в императорскую Академию наук (отрыта 27 декабря 1725 г.),но князь усмотрел в происшедшем нечто выходящее за пределы научного знания (хотя уже в то время химики знали, что при морозах в определенных условиях оловянные изделия могут рассыпаться в прах — то есть подвергнуться так называемой «оловянной чуме»).

Потемкин попросил у Калиостро совета: как сделать так, чтобы «чудес с русскими пуговицами более не происходило»? И Калиостро предложил Потемкину изготовлять пуговицы из сплава по рецепту: одна часть цинка и две части меди, то есть делать их латунными. Этот рецепт, в общем-то, известный еще с XVI века, был предложен железоделательным заводам. И на мундирах солдат русской армии засияли начищенные кирпичным порошком «пуговицы Калиостро».

Теперь обратимся к стороне обвинения, которая, как показывает история, прежде всего, задавалась вопросом: кто был на самом деле Александр (Алессандро) Калиостро, который в Испании представлялся доном Тисчио, во Франции графом Фениксом, маркизом д'Анно или графом Гаратом?

Расследованием происхождения таинственного графа занялся никто нибудь, а сам Иоганн Вольфганг фон Гете. В апреле 1787 года прибывший на Сицилию Гете навестил родственников Джузеппе Бальзамо — его престарелую мать, урожденную Феличе Браконьери, по мужу Бальзамо, и сестру Джованну Марию Капитуммино, вдову с тремя детьми, по-прежнему проживавших в Палермо. Гете легко установил, что Калиостро и Бальзамо — одно и то же лицо.  Этот визит Гете позволил ему сделать неутешительный для многочисленных поклонников графа вердикт: самозваный граф Калиостро – обычный мошенник (изложив подробности всвоих “Путешествиях в Италию", и в пьесе, о которой мы уже упоминали, "Великий Кофта".

Вердикт Гете подтверждают многие свидетельства о том, что Калиостро,владея «животным магнетизмом», и имея достаточные познания в области химии легко одурачивал современников. Его излюбленный трюк заключался в том, что он чертил на полу «магический круг», который начинал светиться таинственным зеленоватым светом. Секрет этого трюка, волновавшего воображение его современников, был на удивление прост – «магический круг» состоял из обычного фосфора. Точно также прямо на глазах у пораженной публики он во много раз «увеличивал» бриллианты,ловко заменяя настоящие камни на граненые стекляшки.

kaliostro1

Сеанс мошенничества от графа Калиостро.

 

В жизниграфа Калиостро был суд и суровый приговор (пожизненное заключение), но, если положить на весы, все приведенные о нём свидетельства, думается самым правильным было наказание императрицы Екатерины II: Калиостро было приказано покинуть Петербург, при этом на путевые издержки от императрицы он получил крупную сумму.

И главное: в 1786 году на сцене театра в Эрмитаже состоялась премьера комедии «Обманщик», сочиненной лично императрицей, о мошеннике, очень напоминающем графа Калиостро.

Цикл статей - «Исмагил Шангареев: мошенничество как зеркало социальной реальности».

Исмагиль Шангареев: мошенничество в духе «Спи скорей, твоя подушка нужна другому» или как великую Татьяну Доронину лишили ее театра.

Печать

doron1

Однажды Сталин приехал на спектакль в Художественный театр. Его встретил лично Станиславский и, протянув руку, представился:

— Алексеев, — назвал он свою настоящую фамилию.
— Джугашвили, — ответил Сталин, пожал руку и направился к своему креслу.

Почему важно, чтобы в России власть была близка к искусству? –Думаю, потому что искусство в России нуждается в персональной опеке, а порой в сострадании. Не будь этого сострадания, что было бы с Булгаковым? Сколько творческих проектов отстояла Фурцева? Вы скажете оно было избирательным. Да, не спорю, но даже в этой избирательности была надежда для многих талантливых людей. Ставились «спорные» спектакли. Снимались фильмы, которые шли на полку, но ждали своего часа. Писались книги, которых ждали и переписывали от руки.

Сегодня у великой русской актрисы и художественного руководителя МХАТА имени Горького на глазах у всех отобрали театр, которым она буквально жила.

В своей серии статей «Исмагил Шангареев: мошенничество, как зеркало социальной реальности», я выбираю сюжеты, в которых трагедия присутствует во всей ее шекспировской полноте (трагедия в семье актера Баталова, например). Случай с Татьяной Дорониной – особый. Театр – это не квадратные метры жилплощади.

По сути то, как ее «ушли» - это особый вид мошенничества, когда большого мастера, легенду превращают в просителя, заставляют кланяться, как в известной песне Шарикова из книги «Собачье сердце».

Актер МХАТа имени Горького Дмитрий Корепин, вступившийся за великую актрису, отмечал в своем интервью, что те, кто совершает это позорное для российской культуры действо все время повторяют «как они ее ждут и любят, хотя на самом деле все с точностью наоборот? Ага, ждут — выбрасывая из ее гримерки иконы, снимая портреты и отнимая у народной артистки личный автомобиль! Это у почетного-то президента! И знаешь, в чем особый цинизм? Они не хотят останавливаться. А я не могу молчать, когда вижу такую подлость, поэтому и дал тебе то интервью, за которое впоследствии получил сначала взыскание, а потом уведомление о сокращении».

Мне все это напоминает коммуналку в описании Зощенко, где соседи только и ждут, чтобы нагадить тому, кто интеллигентней, и, как следствие беззащитней.Но при чем тут мошенничество спросите вы? А в том, что у человека отбирают дело его жизни, наплевав на общественное мнение, на мнение артистов, на мнение зрителей. Что это, если не особый вид мошенничества, подразумевающий присвоение себе творческих функций, которые тебе не по плечу. Великий мошенник граф Калиостро настоящие бриллианты подменял стекляшками. Здесь происходит то же самое - Доронину подменяют Боковым.

В высшей степени странно звучит оценка происходящего во МХАТ им. Горького в рассуждениях Михаила Швыдкого, который долгие годы «руководил культурой». По его словам, в России «не научились» отправлять на заслуженный отдых мэтров сцены. «Все ждем, когда они уйдут биологически. Поэтому процесс этот архиболезненный и сложный», — сказал он, добавив, что в театре актеры зарабатывают немного, а на пенсии им грозит бедность. «Поэтому все держатся за театр, который им дает если не финансы, то силы и значимость. Мне жаль, что так произошло во МХАТе. С Татьяной Дорониной могли бы поступить более элегантно», — сказал он.

Более элегантно - это как? Вывесить объявление в стиле Зощенко«Спи скорей, твоя подушка нужна другому». Не хочется шутить, когда речь идет о трагедии человека, которого любят и помнят миллионы поклонников, ценителей редкого таланта «на грани» …Но иначе не высветишь роль Боякова. Известно, что Булгаков не встречался со Сталиным, но после телефонного разговора с ним должность в Художественном театре получил(Из воспоминаний Е. С. Булгаковой).

Татьяна Васильевна недавно встречалась с Владимиром Путиным, который торжественно вручил ей орден «За заслуги перед Отечеством I степени».

doron

Заслуженный артист России Александр Титоренко рассказал «Газете.Ru», о чем в ходе церемонии вручения государственных наград, которая прошла 21 ноября 2019 годав Кремле, говорила основательница МХАТа им. Горького и его нынешний президент Татьяна Доронина с главой государства Владимиром Путиным.

Примечательно, что когда она рассказала президенту суть вопроса, он не без удивления спросил, а кто такой Бояков? В целом по словам Титоренко Владимир Путин отреагировал на разговор очень благожелательно. Сказал: «Во всем будем разбираться».

Однако до сих порей не дают спасти ее театр, и становится все очевидней, что новый вариант МХАТА им. Горького она принять не может. Олег Басилашвили отмечал, что «Татьяна Васильевна неотделима от Художественного театра, и к ее слову всегда надо прислушиваться, сказано ли оно громко или тихо. Она великая актриса, гордость российской сцены, театра и культуры».

Наблюдая сегодня как уходят выдающиеся мастера сцены, нельзя не вспомнить, известную фразу Татьяны Дорониной: "Я требую от жизни того, что требовать нельзя и грех, – справедливости". Она заслужила справедливость и думаю, что не только в виде высокой правительственной награды, но и возможности жить своим театром, который без нее превращается просто в стены.

Цикл статей - «Исмагил Шангареев: мошенничество как зеркало социальной реальности».

Страница 3 из 94