Обновлено:21-10-2020 14:19

Культура

Культура

Исмагил Шангареев: Встречи на берегу Персидского залива: Владимир Коренев

Печать

Встречи на берегу Персидского залива - одна из самых ярких страниц  моей жизни в Объединенных Арабских Эмиратах. Люди, которых я встречал здесь были разных национальностей, вероисповедания и уровня культуры, но  каждый из них оставил в моей жизни  свой неизгладимый след, подарив драгоценные минуты дружеского общения.

Владимир Коренев – звезда кинематографа мирового значения. На московской пресс-конференции по фильму «Однажды… в Голливуде» культовый американский режиссер Квентин Тарантино признался, что его любимым советским фильмом является фантастическая мелодрама «Человек-амфибия».

«Я обожал его», — добавил режиссер.

Полностью с ним согласен.

 

 

 

Исмагил Шангареев и Владимир Коренев – более 50 лет спустя после выхода фильма «Человек Амфибия»

Одно из самых ярких впечатлений моего детства – Ихтиандр из фильма «Человек Амфибия» (1961). Этот образ был настолько ярким, настолько непохожим на все, что мы в советских 60-х годах были им буквально очарованы. Порой, детские мечты не покидают нас всю жизнь, а иногда они сбываются.

Так случилось, что спустя почти 60 лет я смог пожать руку Ихтиандру, принимать его у себя в доме, видеть в его глазах тот же поразительный свет, который когда-то запал мне в сердце. Мы общались несколько дней, и я открыл для себя удивительно глубокого человека, в котором тот далекий образ Ихтиандра, органично сливался с личностью актера Владимира Коренева. (Подробнее см. http://www.24rus.ru/news/society/163381.html)

Нередко встреча с актером, создавшим тот или иной яркий образ заканчивается разочарованием, прежде всего, из-за несопоставимого масштаба личности героя и того, кто его играет. С Владимиром Кореневым, напротив, кажется, что Ихтиандр, это он сам в молодости, что герою до актера надо еще расти, набираться жизненного опыта.

Мы много беседовали на берегу Персидского залива.

 

Владимир Коренев в гостях у Исмагила Шангареева.

У нас оказалось много общих интересов и предпочтений. Владимир Коренев прекрасно читал фрагменты из пушкинских подражаний Корану, удивительно тонко передавая все самые тонкие нюансы этого произведения. Хотел бы в этой связи отметить, что многие авторы пытались комментировать «Подражания Корану», сличать с подлинником, найти те или иные особенности филологической подачи текста. Думаю, этого делать нельзя. Пушкин — явление настолько уникальное, что подходить к его духовным исканиям с позиции какого-либо анализа — дело неблагодарное. «Парадоксов друг» — он оставил нам духовное наследие, о котором хорошо сказал Достоевский, отмечая, что «появление его сильно способствует освещению темной дороги нашей новым направляющим светом». И, безусловно, «Подражания Корану» — одна из самых интересных загадок его светоносного творчества. (Подробнее см: https://www.tatpressa.ru/news/32512.html)

Внутренняя свобода духа – вот, пожалуй, главное, что поразило меня во Владимире Кореневе.

 

 

Разговор с дельфинами.

Именно внутренняя свобода, как я теперь понимаю, дала образу Ихтиандра такую притягательную силу в стране тотальной несвободы.

 

Видео: Встречи на берегу Персидского залива с Владимиром Кореневым.

 

https://www.youtube.com/watch?v=HMILhBzOIJ8

 

https://www.youtube.com/watch?v=zS_M_s8JeDg

 

https://www.youtube.com/watch?v=btkLDFsIpnk

 

https://www.youtube.com/watch?v=zmmTlsgZVAw

 

https://www.youtube.com/watch?v=QTEQRzrkbwk

 

https://www.youtube.com/watch?v=Q7kXGuc5MxE

 

https://www.youtube.com/watch?v=_Nl-Eq7X9Os

 

Для меня было большой радостью показать Владимиру Кореневу фантастический мир Дубая, где оживают самые сказочные сюжеты. Ему было все интересно и надземное метро, и поющие фонтаны, и дома, словно сошедшие с полотен Сальвадора Дали.

 

 

Рыбалка: клюет большая рыба.

Но больше всего его интересовали люди и море.

Мы ловили рыбу, и я был очень счастлив, что вопреки времени, вопреки пространству, моя мечта сбылась таким неожиданным образом.

Рядом со мной стоял Ихтиандр.

 

Исмагил Шангареев, Брюссель, 2020 г.

 

Исмагил Шангареев: Встречи на берегу Персидского Залива: Леонид Кулагин

Печать

Встречи на берегу Персидского залива - одна из самых ярких страниц  моей жизни в Объединенных Арабских Эмиратах. Люди, которых я встречал здесь были разных национальностей, вероисповедания и уровня культуры, но  каждый из них оставил в моей жизни  свой неизгладимый след, подарив драгоценные минуты дружеского общения.

Леонид Кулагин – актер и режиссер, столь редкое явление в советском, да, и в российском кинематографе, что трудно искать какие-то сравнения настолько он аристократично самобытен. Может быть со мной многие не согласятся, но, лично мне, он очень напоминает французского актера Жана Габена. И не только внешне. Виктор Божович очень точно подметил, что «Сквозь все метаморфозы габеновского героя просматривается единство человеческой души».

То же самое можно сказать и о Леониде Кулагине. Его фильмография включает столько ролей, столько резких поворотов от исторических персонажей к ярким портретам наших современников, что «единство человеческой души» раскрывается во всей своей, я бы сказал, исторической глубине.
Впервые  зрители увидели актера в главной роли в экранизации романа Ивана Тургенева «Дворянское гнездо», которую снял режиссер Андрей Кончаловский.

Это было знаковым началом, и произведение, и великий режиссер, и партнерша – звезда мирового кинематографа Беата Тышкевич.

Думаю, не будет преувеличением сказать, что одним из самых необычных и ярких кинопроектов Кулагина явился первый российский детективный реалити-сериал «Кулагин и партнеры». Это увлекательный кинорассказ, использующий художественные приёмы с игрой актёров и реконструкцию документального кино. Насколько мне известно, это единственный случай в истории, когда именем актера назван сериал, не сходящий с экранов десятилетие.

Наши встречи на берегу Персидского залива носили одновременно дружеский и, я бы сказал, творческий характер. Леонид привез мне очень трогательные подарки из России – хлеб, творог, сметану. Это было очень символично и очень по-человечески тонко. В дали от Родины, мы больше всего скучаем по привычным с детства вещам, ощущениям на уровне вкуса, запаха. Кулагин угадал главное, что может меня порадовать после более чем 10 лет жизни в арабском краю. В тоже время он сделал замечательный подарок в пространстве моих творческих исканий, но об этом чуть позже.

 

Бытовые моменты общения ценны, как правило своей естественностью, искренностью, которая делает любую беседу праздником. Я пригласил Леонида в свой ресторан «Казань», помня слова замечательного актера эстрады Карена Аванесяна, который сказал: «глубоко символично, что в Объединенных Арабских Эмиратах есть дом, язык не поворачивается сказать ресторан, объединяющий все народы бывшего Советского Союза.  Это твоя заслуга».  Я вынужден был его поправить – «это наша общая заслуга, все мы по-прежнему понимаем друга-друга с полу слова».

О том, что татарская кухня - одна из самых лучших в мире, спорить, думаю никто не будет. Но ресторан «Казань» где царит дух дружбы, основанной на единой исторической судьбе многих народов – это, то место, где я люблю беседовать за по-татарски щедро накрытым столом.

Многие скажут - ностальгия по прошлому, попытка вернуть давно разорванные связи между людьми, культурами народов давно утраченной страны. Нет, поверьте, моя «Казань» (и я в этом глубоко убежден) все эти годы пока я живу в ОАЭ, была неким прообразом будущего дома, куда может прийти прибалт, среднеазиат, россиянин, и сесть за один стол.

 

В тот раз, когда мы с Леонидом зашли выпить чаю, с нами за столом сидели народный артист Республики Татарстан Жавит Шакиров и депутат городской думы (г. Казань) Марат Нуриев. Я всегда говорил и говорю своим детям и внукам: живое общение – это лучшая школа познания мира. В сущности, это некая система образования, которая требует только душевного настроя.

Творческая составляющая нашего общения с Леонидом Кулагиным была связана с моей работой над книгой «Ислам и мир: Восток глазами классиков» и, в частности, с изучением богатого творческого наследия Иоганна Вольфганга фон Гёте. Леонид дал мне по-новому услышать главный посыл Гете в его знаменитом «Западно-восточным диване», что стало для меня поистине редким подарком.

 

В своих исследованиях главных смыслов «Западно-восточного дивана» Гете я писал: «Романтических героев в «Западно-восточном диване» много — но мы остановим свое внимание лишь на нескольких, выделив каждому место в канве наших рассуждений. Начнем с того, что главным из них является сам мусульманский Восток во всем своем многообразии и переменчивости, во всей своей таинственности и страстности, неповторимости и загадочности.

С приглашения Гете отправимся в этот путь.

Север, Запад, Юг в развале,

Пали троны, царства пали.

На Восток отправься дальний…

Воздух пить патриархальный

……………………………….

В мир, где ясным, мудрым слогом

Смертный вел беседу с богом,

Обретал без мук, без боли

Свет небес в земном глаголе.

В мир, где предкам уваженье,

Где чужое — в небреженье,

Где просторно вере правой,

Тесно мудрости лукавой,

И где слово вечно ново,

Ибо устным было слово».

(Подробнее см. http://www.islam-portal.ru/novosti/105/6965/)

 

И как это символично, когда выдающийся российский актер Леонид Кулагин, на берегу Персидского залива читает оду духовному миру Востока, еще раз этим самым доказывая, что «единство человеческой души» - это главная суть любого настоящего творчества, подлинной свободы, не знающей границ и ограничений.

Видео сюжеты о встречах с Леонидом Кулагиным на берегу Персидского залива: 

https://www.youtube.com/watch?v=46_r7tngO7g 

https://www.youtube.com/watch?v=CtGHnLNSxW4

 

Исмагил Шангареев, Анкара, 2020 г.

Страница 3 из 85