Обновлено:15-07-2019 18:06

Архив

Роман Трахтенберг: Давайте понемногу начинать меняться в лучшую сторону

Печать

СМИ часто представляют нашего героя скандальным и непредсказуемым, великим и ужасным. Это знакомство и беседа опровергает некоторые ярлыки бульварной прессы. Истинный питерский характер выдает в нем человека прямолинейного и честного, как он говорит о себе, но скорее - талантливого режиссера своей жизни, каким увидела его корреспондент ИА «ЦентрИнформ».

От образа бульварного героя до неприкрытого живого наглядного отражения в чувствах и словах… Иной Роман Трахтенберг.

- Вы часто посещаете Европу, переехали из Санкт-Петербурга и живете в Москве. Хотели бы Вы жить в Подмосковье, здесь чище воздух и природа вокруг, обстановка спокойнее?

- У меня была дача в поселке Жуковка, но я продал этот участок. Мне настолько наплевать на воздух, на природу, что когда мне хочется побыть на природе, я еду в экзотические страны. Я не обращаю внимания на чистоту воздуха, гроблю свое здоровье, как умею: пью, курю. Сейчас я купил квартиру рядом с работой. Теперь хожу на радио «Маяк» пешком (радиостанция «Маяк» находится во дворе моего дома), чтобы не тратить время на дорогу.

Мне говорят, Роман, приезжайте к нам на съемку, мы хотим про Вас фильм снять. А я не хочу тратить время на дорогу, говорю, что пусть они сами ко мне приезжают, если им надо. Фаина Раневская, когда ее пригласили играть роль черепахи Тартилы в фильме «Буратино», говорила: «Будете меня снимать в подъезде, тогда буду сниматься в вашем кино». А ей говорили, как же, нам не удобно там снимать... В результате снялась Рина Зеленая.

- Что можете сказать о качестве жизни в Московском регионе, в отличие от жизни в других странах, где Вы бываете?

- Москва - это отдельная страна. Москва это один из самых дорогих городов мира. Моя работа дает мне возможность ездить по Европе, в экзотические страны. У меня есть квартира в Париже. Я приезжаю туда, смотрю Лувр, Версаль, и уезжаю обратно. Мне нравится Париж, но я не хотел бы там жить, т.к не люблю парижан и, к тому же, там грязно на улицах.

- Сейчас Вы работаете на радиостанции «Маяк», ушли с телевидения. Нравится ли Вам работать в радиоэфире, что дает Вам эта работа? Расскажите об особенностях радиоэфира, о пользе разговоров, казалось бы «ни о чем».

- Конечно, нравится! Я от работы получаю удовольствие. Всю жизнь хотел так работать так, чтобы, не работать и получать удовольствие. Что мы делаем? Мы сидим в радиоэфире, делимся со слушателями своими мыслями, не всегда умными, спорим. В спорах рождается истина. Но знаете, что самое главное? Мы не можем решить проблему спорами, но мы можем заострить проблему, заставить обратить на нее внимание людей. И в результате кто-то начинает задумываться, как жить лучше. Ведь как родители воспитывают детей? Отец – хлабысь по затылку сыну. А как надо говорить с детьми? Например: «Ты едешь, видишь аварию. И первое, что надо подумать: «Господи, сделай так, чтобы никто не погиб». Давайте понемногу начинать меняться в лучшую сторону. Вот давайте подумаем, что сейчас, мы сыты, нам есть, где жить. Давайте подумаем, просто подумаем о тех, кому негде жить, как им помочь подумаем. Вот, сегодня подумаем, завтра подумаем, а потом кто-то и поможет как-то кому-нибудь.

- Радиоэфир – это не только разговоры ведущих, но еще и огромный мир музыки, звуков. Расскажите о ваших любимых исполнителях, группах?

- Я люблю старенький рок-н-ролл, и русский и зарубежный. Никогда не любил группы типа «Abba». Очень нравится регги. Люблю музыку «Smokie». Самая любимая моя группа «The Cure». В юности у меня было множество любимых музыкальных коллективов. Я тогда просто болел музыкой. В то время мы читали в заграничных журналах о них, переводили тексты, учили на память их песни. Но все меняется и вот та группа, которой ты когда то бредил, приезжает в Москву. А они уже лет 15 вообще не пели и вот вновь собрались и решили дать несколько концертов. Ты приходишь и видишь какую-то агитбригаду... Поэтому я больше не хожу на рок-концерты. Есть много хороших групп. Я храню в памяти воспоминания об их творчестве, и любовь к их музыке, и поэтому не хожу на концерты. Есть такая хорошая группа «Uriah Heep», July morning…(напевает известную песню группы Юрай Хип «Джулай монинг» и имитирует игру на гитаре – прим. ред).

Весной 2009 года в российский прокат вышел фильм «Рок-волна», рассказывающий о горячих буднях радиопиратов 60-х, вещающих запретную музыку с борта судна в Северном море. Восемь ди-джеев ведут эфир, передавая запретный рок-н-ролл 60-х, который заставляет людей почувствовать вкус свободы. В этом фильме одного из главных героев «Рок-волны», ди-джея Графа на русском языке озвучил Роман Трахтенберг.

Еще он работал на дубляже в мультфильме «Правдивая история Красной Шапки», где озвучил роль Кролика и во многих других.

- Недавно посмотрела фильм «Рок-волна». Должна сказать, ди-джей Граф, голосом Романа Трахтенберга звучит правдиво. Чувствовали ли Вы ностальгию по музыке тех лет, ведь она соответствует вашему вкусу? Чем Вам была интересна работа над озвучиванием?

- Ностальгию...? Конечно. А работа... Дубляж мне не особенно интересен, но если я за что-то берусь, то все равно пытаюсь выполнить работу, как можно лучше.

- На ваш взгляд, есть ли какой-либо секрет популярности радиоведущего? Что необходимо, чтобы быть популярным?

- Надо не просто так выходить в эфир, что бы быть похожим на всех остальных и говорить «добрый вечер дамы и господа, мы начинаем». Я вот никогда не пытался быть таким. Надо быть тем, кем ты есть, индивидуальным. А таких людей можно пересчитать по пальцам, и на радиостанции «Маяк» они все сейчас собрались, больше нигде нет. Каждый индивидуальность. Например, на радиостанции «Европа плюс» все ведущие эфира одинаковые, никто не запоминается. Я - по образованию режиссер и вижу всю картину программы целиком, от начала до конца. Конечно, когда я был помоложе, у меня было больше энергии, задора. Сейчас я уже не тот, но по-прежнему веселый.

- Мы беседуем на 22-й международной московской книжной ярмарке после встречи с читателями и презентации вашей книги. Роман, скажите, ваша книга «Путь самца», насколько она автобиографичная? Какая из ваших книг самая любимая?

- «Путь самца» - книга полностью автобиографичная. Правда, я вырезал некоторые куски, чтобы не шокировать людей. Я не до конца рассказал все, но то, что там написано, это абсолютная правда. И имена, и клички тоже настоящие. Те, с кем я вырос, о ком я писал, могут узнать себя там. Моя книжка «Вы хотите стать звездой?» - самая любимая из книг, но ее почему-то не продают здесь. Тоже полностью автобиографичная книга. А книга «Гастролёр» - это неплохое автобусное чтиво.

- Какую самую большую правду о себе Вы рассказали за годы известности, в чем признались публично?

- Знаете, я всегда старался быть честным. И получилось, что я такой один. Я вот смотрю на свое окружение, на знакомых мне людей и вижу, что они врут. Они матерятся и пьют, курят и употребляют наркотики, со сцены говорят одно, а, выходя в гримерку, говорят «вы вот об этом не пишите». Я не понимаю, как так можно работать и жить: здесь нужно надеть эту маску, а здесь - вот эту. Я не признаю полумеры, поэтому и не гуляю по ресторанам, а выпиваю с друзьями дома. Здесь я никому не должен улыбаться, если не хочу, не должен общаться с людьми, которые мне неприятны... И с утра не перед кем не стыдно. Я дома.

- Вы – человек разносторонних талантов. Какое качество характера или привычка помогает в жизни, в работе, а что наоборот мешает?

- Помогает – не знаю, наверное, моя честность и прямота. И они же мешают. Мне говорят: «Трахтенберг – великий и ужасный». Почему – великий? Потому, что всегда говорит правду. Почему - ужасный? Потому, что режу правду-матку, даже тогда, когда меня об этом не просят. Прихожу, смотрю спектакль. Отличный спектакль. Смотрю другой – плохой. Закрыть мне рот не возможно. Попросить, чтобы я не говорил ничего можно. Но попросить сказать то, что противоречит моим взглядам и убеждениям – не возможно. Вот выходят мои знакомые после просмотра фильма «Обитаемый остров», говорят, фильм - замечательный. Знакомые, вкусам которых я доверяю. Дай, думаю сам посмотрю, неужели Бондарчук научился снимать кино. Посмотрел и говорю, что это не кино, это помойка, по-честному. Сказать, что это хорошо – я не могу, могу промолчать.

- За свою творческую насыщенную жизнь Вы много видели, много узнали. Осталось ли что-то что удивляет Вас в жизни? Люди, события, сюрпризы?

- Меня удивляет человеческое лицемерие. В глаза человек говорит одно, а за глаза совсем другое. Уверяю Вас, вот после сегодняшней встречи на выставке, завтра, послезавтра в Интернете прочитаете отзывы из уст желтой прессы. Закачаетесь! Казалось бы, приходит такая одухотворенная публика, задает интересные вопросы, и ты питаешься этой потрясающей энергетикой, и чувствуешь радость от общения. А на следующий день пишут, Господи, ЧТО пишут, где они это увидели? Я - для них МОНСТР. Им не интересен интеллигентный и образованный Трахтенберг. Они малюют меня разными красками, только гомосеком меня еще не сделали, по-всей видимости не хватило либо времени, либо фантазии. Я поражаюсь, как же можно так врать?

Другое, что поражает: приходит человек, умоляет дать деньги взаймы, а то квартиру отнимут. Я даю, а потом неделю, месяц, полгода не могу получить их назад. Приходиться напоминать, выпрашивать свои же деньги. Вот как это можно? Я так не привык жить. Меня родители учили поступать с людьми так, как ты хочешь, чтобы поступали с тобой. Я привык сразу отдавать деньги, а мне почему-то не отдают. Я хочу, чтобы, когда мне нужны будут деньги, мне тоже их кто-то дал, вот и я даю. Я говорю правду, а мои слова перекручивают. Говорят, Рома, ты такой хороший, спасибо тебе. А разворачиваются и врут. Это просто чудовищно.

- Согласны ли Вы с образом «великого и ужасного» Романа Трахтенберга в прессе и шоу-бизнесе, потому что сейчас Вы другой: откровенный, непосредственный и, на мой взгляд, честный? Вы можете назвать себя нравственным человеком?

- Я всегда такой, я никогда не был другим. Я - честный человек, я не играю. На сцене, в семье, в жизни – я всегда такой, одинаковый. Поверьте, журналисты не умеют делать интервью. Они вырезают куски из моих монологов и выставляют таким, каким я нужен журналистам и их читателям. И подают под таким соусом, как им это надо. Например, приходят и спрашивают, как я отношусь к ненормативной лексике на телевидении, в радиоэфире. Я говорю, что резко отрицательно отношусь к ненормативной лексике, что этого не должно быть в эфире, на телевидении, это нарушение закона. А они пишут обо мне, что, вот, Трахтенберг сказал, «как же без этого жить?». Они не могут поверить, что я - за нравственность. Считаю, то, что сейчас происходит в стране, это безнравственность. Люди ничего не читают, не умеют правильно говорить. С экрана на нас смотрит этот «секс в большом городе», этот журнал для женщин – пропаганда бл…ва. Куда мы катимся?

Люди не хотят поверить, что я такой. 10% - не верят в то, что я - монстр, 10% - сомневаются, еще 10% - думают «нет дыма без огня», а остальные 70% – слепо верят всему, что про меня говорят. Вот сегодня спрашивают, правда ли, что вы проиграли свою подругу. Как можно верить такому бреду? А вы сами проиграли бы свою подругу, а потом об этом рассказали бы журналистам? Им удобно видеть меня похабником, развратником. Почему они прилепились к моей фамилии? Трахтенберг – это моя настоящая фамилия. Трахтенберг – это думающая гора.

- В 1999 году Вы защитили диссертацию на тему «Возрождение традиционных форм досуга при помощи русского фольклора». Как Вы любите отдыхать?

- Я люблю путешествовать в экзотические страны, например в такие, о которых даже не знаешь, где они находятся.

- Как вы относитесь к еде? Любимые блюда?

- К еде равнодушен. То есть мне все равно, что есть, но еда должна быть отменного качества.

- Любимое время года?

- Любимая марка машины?

- Что такое счастье?

- Когда дети обуты, одеты, сыты, образованны и их нет дома.

Роман Трахтенберг – радио - и телеведущий, писатель, шоумен.

Роман Львович Трахтенберг родился 28 сентября 1968 года в Ленинграде. Вырос в интеллигентной еврейской семье. После армии учился в Ленинградском государственном институте культуры по специальности режиссер театрализованных форм досуга. Кандидат культурологических наук.

Беседовала Татьяна Семёнова.

This content has been locked. You can no longer post any comment.