Обновлено:16-05-2020 20:59

Культура Новости Культуры

Новости Культуры

Исмагиль Шангареев: мошенничество за гранью … «Шляпу сними, садись»

Печать

Просматривал свои статьи, рассказы последних лет, я наткнулся на материалы к моему рассказу «Рыбалка», и сердце защемило, так много для нашей культуры значил Владимир Абрамович Этуш, настолько он был неповторимо талантлив в исполнении каждой своей роли.

«Кавказская пленница» и «Иван Васильевич меняет профессию» - фильмы, которые заставляли нас иначе воспринимать реальность, учится иронично мыслить, понимать тонкий юмор, который мог дарить только редкий интеллектуал.
В молодости я смотрел эти фильмы по нескольку раз, и образы, созданные Владимиром Абрамовичем, до сих пор являются частью доброй памяти о тех времена «когда мы были молодыми».

В своем рассказе «Рыбалка» я постарался передать те чувства, которые сопровождали меня на протяжении всей нашей встречи с Владимиром Абрамовичем в Объединенных Арабских Эмиратах.Говорят, что самый короткий путь в желаемую реальность, пролегает через ворота мечты.  И вот, я собрался с духом и пригласил Владимира Абрамовича Этуша на рыбалку…. И он прилетел!

 

Беседа: Исмагил Шангареев и Владимир Этуш.

Встречи с Владимиром Абрамовичем на Берегу Персидского залива были для меня и моих детей школой, где учат радоваться всему, что нас окружает, шутить и смеяться с неслыханной простотой, видеть в детстве мудрость, способность восхищаться пенистой волне, парящей чайке, песочным замкам.

В своей серии статей «Исмагил Шангареев: мошенничество как зеркало социальной реальности», я выбираю сюжеты, в которых трагедия присутствует во всей ее шекспировской полноте (трагедия семьи Алексея Баталова, например).

В своей статье, посвященной памяти Владимира Этуша, Виктор Шендерович писал: «Почти всю жизнь он играл демагогов и негодяев с начальственным уклоном. И был человеком диаметрально противоположным своим персонажам. Строгий, даже жесткий, малоулыбчивый. Принципиальный».

Трудно представить, что, будучи диаметрально противоположным своим персонажам, Владимир Абрамович в жизни мог встретить, что в жизни ему встретятся персонажи по хлеще его героев. Больше того, что он, на склоне лет, станет жертвой негодяя, который прикинется его другом и доверенным лицом в финансовых делах. Когда я недавно наткнулся на материал о мошенничестве в отношении Владимира Абрамовича, то испытал настоящий шок (на наших встречах в ОАЭ, он не разу не обмолвился об этом), как посмели так поступить человеком такого масштаба? Как он мог не разглядеть мошенника?

Познакомившись с материалами прессы, я понял причину излишней доверчивости Владимира Абрамовича: он имел дело с кандидатом экономических наук, бывшим министром экономики и экс-председателем Национального банка Абхазии - Дауром Барганджия. Сколько раз мы уже убеждались, что ни высокий общественный статус, ни какие внушительные политические регалии не гарантируют порядочность человека. Напротив, примеров мошенничества в чиновничьей среде гораздо больше, чем где бы то ни было.

Опыт работы в банке пригодился Дауру Барганджия в беседах с Владимиром Абрамовичем, который как истинный интеллигент, особо ценил в людях компетентность. Не случайно, он называл мошенника своим «домашним банкиром». Это был действительно профессионал своего дела, но отнюдь не банковского.

Обращаясь к материалам,зачитанным в суде можно в общих чертах воспроизвести всю картину событий, из которой главным является следующее: в 2013 году в головном офисе Лесбанка, Владимир Этуш и его жена Елена передали вице-президенту кредитного учреждения Дауру Барганджия все свои сбережения — $530 тыс. и €230 тыс.   Это произошло, по словам представителя артиста Михаила Иоффе, «за 12 дней до истечения срока депозита», причем сам банкир заявил актеру, что хранить деньги в его учреждении «стало опасно».

Во время передачи денег в офисе Лесбанка «домашний банкир» посетовал на небольшие проценты, предлагаемые в российских госбанках, и предложил своему Владимиру Абрамовичу разместить средства под 6% годовых в некий швейцарский банк. Сразу возникает вопрос, уточнил ли банкир-мошенник о каком кредитном учреждении идет речь.

Оказывается – нет.  Владимир Абрамович и его супруга Елена с радостью согласились на этот нереальный для банков Западной Европы процент. Далее все как по сценарию спектакля: Владимир Абрамович, оформив договор займа, передал финансисту всю сумму под расписку.

Мне известно, что Елена Этуш очень болезненно пережила всю эту историю, и, на правах человека знающего и уважающего ее друга, я не буду продолжать рассказ об этом мошенничестве.

Память о Владимире Абрамовиче как ветер пустыни, на котором мы однаждыстояли с ним, пытаясь заглянуть за горизонт времени.

 

На ветру пустыни.

Как ветер она сдувает все наносное, досадное, и остается только вечное – великий талант человека, сделавшего этот мир ярче и, если хотите, ироничнее, позволив смотреть с горькой улыбкой на все несовершенство нашей социальной реальности.

«Исмагил Шангареев: мошенничество как зеркало социальной реальности».

talic'>«Исмагил Шангареев: мошенничество как зеркало социальной реальности».

 

l style='margin-bottom:0cm;margin-bottom:.0001pt;line-height: 150%'>Не хочу, да и не имею права никого осуждать, но с трудом представляю как бы Василий Макарович отнесся ко всему этому спектаклю, где жадность, глупость и нечистоплотность помножены на беспомощную старость.

 

Масштаб личности Шукшина, его особая философия любви к родному дому, к Родине – это специальный предмет исследований, но здесь скажу, что не знаю более глубокого определения состояния души человека, живущего в дали от родных мест, чем в его словах о Родине.Василий Макарович писал: «Родина... Что-то остается в нас от родины такое, что живет в нас на всю жизнь, то радуя, то мучая, и всегда кажется, что мы ее, родину, когда-нибудь еще увидим. А живет в нас от всей родины или косогор какой-нибудь, или дом, или отсыревшее бревно у крыльца, где сидел когда-то глухой весенней ночью и слушал ночь...».

Много лет я не сидел на бревне «у крыльца» родного дома и каждое слово Шукшина мне близко и понятно.

Цикл статей - «Исмагил Шангареев: мошенничество как зеркало социальной реальности».

Исмагиль Шангареев: мошенничество – «Кот, да не тот»

Печать

Бари Каримович Алибасов в последнее время попадает в различные невероятные истории, каждая из которых становится достоянием широкой общественности. Среди этих историй особого внимания, на мой взгляд, заслуживает случай с котом. Мы друзья с Бари, и у нас очень много общего в понимании того, что означают наши привязанности и предпочтения.

Я предпочитаю общение в большой шумной семье, где дети и внуки, игры и уроки. Бари очень привязан к своему экзотическому коту, с которым можно общаться как с другом, который кроме еды и ласки ничего не просит.

Я понимаю эту привязанность Бари. Мы по-настоящему подружилисьв Объединенных Арабских Эмиратах, много вместе путешествовали по этой стране.И здесь мне отрылся этот ранимый и удивительно добрый человек. В дружеском общении с ним мне открылось, что заставило Бари Алибасова, привыкшего к климату средней полосы России, решиться приобрести недвижимость в ОАЭ. Я не спрашивал его об этом, а сам он не касался этой темы, но думаю, что главная причина кроется в его мечте.

Так, в частности, он писал: «Мы с сыном большие друзья, и единственное, о чем жалею, что не видел, как он рос, не играл с ним, не читал сказок, не пел колыбельных. Но с внуками — торжественно клянусь! — всё это непременно наверстаю…». Могу только предполагать, но, возможно на выбор Бари, повлиял мой пример, та атмосфера радостного детства, которая царит в моей семье, но, возможно, Бари искал здесь уединения. Персидский залив, пальмы и любимый кот Чуча.

Я, Исмагил Шангареев, мошенничество с котом Алибасова считаю довольно жестоким преступлением, словно совершенным, чтобы добить тяжело больного человека.

Надо сказать, что на Бари Каримовича сразу обрушилось несколько напастей, среди которых была госпитализация в Институт имени Склифосовского 4 июня из-за отравления средством для очистки труб «Крот». Как это могло случится, я, человек хорошо знающий Бари Каримовича, представляю себе с трудом, в частности, мнетрудно поверить, что он мог спутать химикат для чистки труб приняв его за фруктовый сок.

Многие журналисты позволяют себе предполагать, что это была инсценировка. Хочу, на правах человека достаточно хорошо знающего Алибасова, заявить, что это абсолютно абсурдное предположение, рассчитанное на то, что, чем невероятней будет ложь, тем скорее в нее поверят.

Думаю, дело было так. Бари, действительно расслабился. С творческими людьми такое бывает. Ушел в себя, сосредоточился на решении конкретной творческой задачи, и не стал заморачиваться, чтобы прочитать, что за фруктовый сок находится под рукой. Захотел пить и выпил «сок». А вот кто поставил этот «сок» под руку маэстро –вопрос, который может многое прояснитьнасчет окружения известного музыкального продюсера.

Как бы там ни было, но, как первое звено в цепочке, тяжелое отравление Алибасова совпало с пропажей его любого кота Чучи, которое заметили после пресс-конференции, что прошла в квартире маэстро в Мерзляковском переулке 11 июня.

Хочу заметить, что кот Бари Каримовича не совсем обычный домашний питомец, акот породы канадский сфинкс, стоящий под миллион рублей, и его пропажа сопоставима с угоном сравнительно недорогого автомобиля.

Зная насколько кот дорог Алибасову, окружение маэстро решило найти его во чтобы то ни стало, так сказать «мы за ценой не постоим».

Спустя два дня после пропажи кота Бари Алибасова, близкие артиста попали в лапы мошенника. «Воспользовавшись тем, что сына Бари Каримовича не было в Москве, аферист получил 800 тысяч рублей, но вместо Чучи, как выяснилось позже, принес совершенно другого лысого кота», — сообщил BusinessFM пиар-директор Бари Алибасова и группы «На-На» Вадим Горжанкин.

В процессе разбора полетов с мошенничеством, Алибасов-младший уточнил, что забирала животное помощница продюсера, поэтому подмену заметили не сразу.

То как мошенник совершил обмен «кот-деньги» поражает особым цинизмом. Получив деньги и отдав кота, он пожелал скорейшего выздоровления Бари Алибасову, проявил так сказать сочувствие.

Со слов Вадима Горжанкина: «Когда же через полчаса приехал помощник Бари Каримовича Сергей Моцарь, хорошо знающий Чучу, то оказалось, что это не то животное, хотя и той же породы».

В своей серии статей «Исмагил Шангареев: мошенничество как зеркало социальной реальности», я выбираю сюжеты, в которых трагедия присутствует во всей ее шекспировской полноте (трагедия семьи Алексея Баталова, например). Однако здесь, в случае с котом моего хорошего знакомого, можно наблюдать все черты трагикомедии, но, к счастью, с хорошим концом. Кота Чучу все-таки нашли.

Вспоминаю, как Бари Каримович свободно чувствовал себя у меня в гостях в эмирате Шарджа, где так легко отдаваться природе, которая принимает тебя в свои теплые, полные морских ветров объятья.

Исмагил Шангареев: Мой главный принцип - только вверх, только к мечте!

Бари особенно почувствовал это, когда мы взбирались на песчаный бархан, забыв про возраст, словно дети, радуясь каждому шагу по горячему от солнца песку, иногда слегка скатывались вниз, но упорно шли вверх. Все как в детстве, когда не было той социальной лжи, которая наполняет этот мир мошенничеством, цинизмом и жестокостью.

Кот вернулся домой, и, я искренне радуюсь вместе с Бари, что его любимый питомец опять с ним.

 

Из серии статей - «Исмагил Шангареев: мошенничество как зеркало социальной реальности».

l style='margin-bottom:0cm;margin-bottom:.0001pt;line-height: 150%'>Не хочу, да и не имею права никого осуждать, но с трудом представляю как бы Василий Макарович отнесся ко всему этому спектаклю, где жадность, глупость и нечистоплотность помножены на беспомощную старость.

 

Масштаб личности Шукшина, его особая философия любви к родному дому, к Родине – это специальный предмет исследований, но здесь скажу, что не знаю более глубокого определения состояния души человека, живущего в дали от родных мест, чем в его словах о Родине.Василий Макарович писал: «Родина... Что-то остается в нас от родины такое, что живет в нас на всю жизнь, то радуя, то мучая, и всегда кажется, что мы ее, родину, когда-нибудь еще увидим. А живет в нас от всей родины или косогор какой-нибудь, или дом, или отсыревшее бревно у крыльца, где сидел когда-то глухой весенней ночью и слушал ночь...».

Много лет я не сидел на бревне «у крыльца» родного дома и каждое слово Шукшина мне близко и понятно.

Цикл статей - «Исмагил Шангареев: мошенничество как зеркало социальной реальности».

Страница 2 из 94