Обновлено:14-01-2021 06:11

Культура Новости Культуры

Новости Культуры

Исмагиль Шангареев: мошенничество – «Кот, да не тот»

Печать

Бари Каримович Алибасов в последнее время попадает в различные невероятные истории, каждая из которых становится достоянием широкой общественности. Среди этих историй особого внимания, на мой взгляд, заслуживает случай с котом. Мы друзья с Бари, и у нас очень много общего в понимании того, что означают наши привязанности и предпочтения.

Я предпочитаю общение в большой шумной семье, где дети и внуки, игры и уроки. Бари очень привязан к своему экзотическому коту, с которым можно общаться как с другом, который кроме еды и ласки ничего не просит.

Я понимаю эту привязанность Бари. Мы по-настоящему подружилисьв Объединенных Арабских Эмиратах, много вместе путешествовали по этой стране.И здесь мне отрылся этот ранимый и удивительно добрый человек. В дружеском общении с ним мне открылось, что заставило Бари Алибасова, привыкшего к климату средней полосы России, решиться приобрести недвижимость в ОАЭ. Я не спрашивал его об этом, а сам он не касался этой темы, но думаю, что главная причина кроется в его мечте.

Так, в частности, он писал: «Мы с сыном большие друзья, и единственное, о чем жалею, что не видел, как он рос, не играл с ним, не читал сказок, не пел колыбельных. Но с внуками — торжественно клянусь! — всё это непременно наверстаю…». Могу только предполагать, но, возможно на выбор Бари, повлиял мой пример, та атмосфера радостного детства, которая царит в моей семье, но, возможно, Бари искал здесь уединения. Персидский залив, пальмы и любимый кот Чуча.

Я, Исмагил Шангареев, мошенничество с котом Алибасова считаю довольно жестоким преступлением, словно совершенным, чтобы добить тяжело больного человека.

Надо сказать, что на Бари Каримовича сразу обрушилось несколько напастей, среди которых была госпитализация в Институт имени Склифосовского 4 июня из-за отравления средством для очистки труб «Крот». Как это могло случится, я, человек хорошо знающий Бари Каримовича, представляю себе с трудом, в частности, мнетрудно поверить, что он мог спутать химикат для чистки труб приняв его за фруктовый сок.

Многие журналисты позволяют себе предполагать, что это была инсценировка. Хочу, на правах человека достаточно хорошо знающего Алибасова, заявить, что это абсолютно абсурдное предположение, рассчитанное на то, что, чем невероятней будет ложь, тем скорее в нее поверят.

Думаю, дело было так. Бари, действительно расслабился. С творческими людьми такое бывает. Ушел в себя, сосредоточился на решении конкретной творческой задачи, и не стал заморачиваться, чтобы прочитать, что за фруктовый сок находится под рукой. Захотел пить и выпил «сок». А вот кто поставил этот «сок» под руку маэстро –вопрос, который может многое прояснитьнасчет окружения известного музыкального продюсера.

Как бы там ни было, но, как первое звено в цепочке, тяжелое отравление Алибасова совпало с пропажей его любого кота Чучи, которое заметили после пресс-конференции, что прошла в квартире маэстро в Мерзляковском переулке 11 июня.

Хочу заметить, что кот Бари Каримовича не совсем обычный домашний питомец, акот породы канадский сфинкс, стоящий под миллион рублей, и его пропажа сопоставима с угоном сравнительно недорогого автомобиля.

Зная насколько кот дорог Алибасову, окружение маэстро решило найти его во чтобы то ни стало, так сказать «мы за ценой не постоим».

Спустя два дня после пропажи кота Бари Алибасова, близкие артиста попали в лапы мошенника. «Воспользовавшись тем, что сына Бари Каримовича не было в Москве, аферист получил 800 тысяч рублей, но вместо Чучи, как выяснилось позже, принес совершенно другого лысого кота», — сообщил BusinessFM пиар-директор Бари Алибасова и группы «На-На» Вадим Горжанкин.

В процессе разбора полетов с мошенничеством, Алибасов-младший уточнил, что забирала животное помощница продюсера, поэтому подмену заметили не сразу.

То как мошенник совершил обмен «кот-деньги» поражает особым цинизмом. Получив деньги и отдав кота, он пожелал скорейшего выздоровления Бари Алибасову, проявил так сказать сочувствие.

Со слов Вадима Горжанкина: «Когда же через полчаса приехал помощник Бари Каримовича Сергей Моцарь, хорошо знающий Чучу, то оказалось, что это не то животное, хотя и той же породы».

В своей серии статей «Исмагил Шангареев: мошенничество как зеркало социальной реальности», я выбираю сюжеты, в которых трагедия присутствует во всей ее шекспировской полноте (трагедия семьи Алексея Баталова, например). Однако здесь, в случае с котом моего хорошего знакомого, можно наблюдать все черты трагикомедии, но, к счастью, с хорошим концом. Кота Чучу все-таки нашли.

Вспоминаю, как Бари Каримович свободно чувствовал себя у меня в гостях в эмирате Шарджа, где так легко отдаваться природе, которая принимает тебя в свои теплые, полные морских ветров объятья.

Исмагил Шангареев: Мой главный принцип - только вверх, только к мечте!

Бари особенно почувствовал это, когда мы взбирались на песчаный бархан, забыв про возраст, словно дети, радуясь каждому шагу по горячему от солнца песку, иногда слегка скатывались вниз, но упорно шли вверх. Все как в детстве, когда не было той социальной лжи, которая наполняет этот мир мошенничеством, цинизмом и жестокостью.

Кот вернулся домой, и, я искренне радуюсь вместе с Бари, что его любимый питомец опять с ним.

 

Из серии статей - «Исмагил Шангареев: мошенничество как зеркало социальной реальности».

l style='margin-bottom:0cm;margin-bottom:.0001pt;line-height: 150%'>Не хочу, да и не имею права никого осуждать, но с трудом представляю как бы Василий Макарович отнесся ко всему этому спектаклю, где жадность, глупость и нечистоплотность помножены на беспомощную старость.

 

Масштаб личности Шукшина, его особая философия любви к родному дому, к Родине – это специальный предмет исследований, но здесь скажу, что не знаю более глубокого определения состояния души человека, живущего в дали от родных мест, чем в его словах о Родине.Василий Макарович писал: «Родина... Что-то остается в нас от родины такое, что живет в нас на всю жизнь, то радуя, то мучая, и всегда кажется, что мы ее, родину, когда-нибудь еще увидим. А живет в нас от всей родины или косогор какой-нибудь, или дом, или отсыревшее бревно у крыльца, где сидел когда-то глухой весенней ночью и слушал ночь...».

Много лет я не сидел на бревне «у крыльца» родного дома и каждое слово Шукшина мне близко и понятно.

Цикл статей - «Исмагил Шангареев: мошенничество как зеркало социальной реальности».

Исмагиль Шангареев: мошенничество и иллюзии Графа Калиостро

Печать

kaliostro

Иоганн Вольфганг фонГёте изучая феномен графа Калиостро так увлекся, что написалкомедию "Великий Кофт", пытаясь показать, как рождается мошенничество человека, который видит перед собой общество невежд, и вместо того, чтобы занять свое почетное место в истории медицины и химии, становится мошенником. В уста Калиостро он вкладывает слова: «Для себя вы хотите, как полегче, полегче и поудобнее, а о том не думаете, сколь трудной будет моя работа».

Это статья о «работе» столь блистательной, сколь криминальной. Однако, назвать Калиостро мошенником - это значит значительно упростить такое редкое явление, каким он был в социуме своей эпохи.

В своей серии статей «Исмагил Шангареев: мошенничество, как зеркало социальной реальности», я выбираю сюжеты, в которых трагедия присутствует во всей ее шекспировской полноте (трагедия в семье актера Баталова, например). В данном случае, мы имеем дело с феноменом историческим, нашедшем отражение в литературе и в истории медицины. Но, главное, что отличает Калиостро от многочисленных последователей Франца Антона Месмера – фактически первого гипнотизера, открывшего явление животного магнетизма, это его роль в криминальной истории человечества.

Кстати говоря, Месмер по итогам своих опытов был признана шарлатаном и мошенником, но в историю криминальных преступлений не вошел, реабилитированный своими последователями, и, в первую очередь,аббатом Фариа, который доказал, что причиной необычного поведения при гипнозе является самовнушение.

Для того, чтобы понять феномен Калиостро во всем многообразии его проявлений, мы предпримем попытку взглянуть на его деятельность сразу с двух позиций: с позиции защиты, и с позиции обвинения.

С позиции защиты скажем, что Калиостро был выдающимся врачом-философом, который прилежно штудировалсвоих современников: Дидро, Д'Аламбера, Монтескье, Вольтера, Руссо. Он был знатоком системной медициной Ибн Сины, ятрохимией Теофраста Гогенгейма, прозванного Парацельсом, и мечтал занять свое место в истории ятрохимии (новой фармации). Калиостро был истинным знатоком трудов по химии Альберта фон Больштедта, известного под именем Альберта Великого, положившего начало открытию химических элементов.

Следует особо отметить, что он был не столько теоретик, но, прежде всего, замечательный практик.

Для истории сохранилось описание «приемного дня» Калиостро, сделанное известным английским историком и путешественником Вильямом Коксом: «...Если бы вы могли видеть, как мог видеть я, как он переходит от одного больного к другому, внимательно осматривая ужасные раны и тут же их врачуя, давая лекарства, успокаивая и вселяя надежду... Но одних лекарств бывает недостаточно, а нужна еще приличная пища для приобретения силы, тогда щедрота чувствительного графа изливается на них; кажется, что сокровища его неисчерпаемы. Проповедуя, что более счастья в том, чтобы давать, нежели брать, изъявляет он радость своею добротой».

И еще одна важная деталь в защитуКалиостро. Он был не только замечательным практикующим врачом, но химиком, который блестяще применял свои знания на практике. Так, например, в период его турне по России, Калиостро сумел заслужить уважение князя Потемкина. А дело было так, Потемкину, доложили, что на военных складах, с хранящихся там мундиров, бесследно исчезли пуговицы, которые в те времена отливали из олова. Речь шла о нескольких тысячах мундиров, и Григорий Александрович, видя в этом исчезновении чуть ли не колдовство, вспомнил о гастролирующем в России графе Калиостро. Можно было обратиться в императорскую Академию наук (отрыта 27 декабря 1725 г.),но князь усмотрел в происшедшем нечто выходящее за пределы научного знания (хотя уже в то время химики знали, что при морозах в определенных условиях оловянные изделия могут рассыпаться в прах — то есть подвергнуться так называемой «оловянной чуме»).

Потемкин попросил у Калиостро совета: как сделать так, чтобы «чудес с русскими пуговицами более не происходило»? И Калиостро предложил Потемкину изготовлять пуговицы из сплава по рецепту: одна часть цинка и две части меди, то есть делать их латунными. Этот рецепт, в общем-то, известный еще с XVI века, был предложен железоделательным заводам. И на мундирах солдат русской армии засияли начищенные кирпичным порошком «пуговицы Калиостро».

Теперь обратимся к стороне обвинения, которая, как показывает история, прежде всего, задавалась вопросом: кто был на самом деле Александр (Алессандро) Калиостро, который в Испании представлялся доном Тисчио, во Франции графом Фениксом, маркизом д'Анно или графом Гаратом?

Расследованием происхождения таинственного графа занялся никто нибудь, а сам Иоганн Вольфганг фон Гете. В апреле 1787 года прибывший на Сицилию Гете навестил родственников Джузеппе Бальзамо — его престарелую мать, урожденную Феличе Браконьери, по мужу Бальзамо, и сестру Джованну Марию Капитуммино, вдову с тремя детьми, по-прежнему проживавших в Палермо. Гете легко установил, что Калиостро и Бальзамо — одно и то же лицо.  Этот визит Гете позволил ему сделать неутешительный для многочисленных поклонников графа вердикт: самозваный граф Калиостро – обычный мошенник (изложив подробности всвоих “Путешествиях в Италию", и в пьесе, о которой мы уже упоминали, "Великий Кофта".

Вердикт Гете подтверждают многие свидетельства о том, что Калиостро,владея «животным магнетизмом», и имея достаточные познания в области химии легко одурачивал современников. Его излюбленный трюк заключался в том, что он чертил на полу «магический круг», который начинал светиться таинственным зеленоватым светом. Секрет этого трюка, волновавшего воображение его современников, был на удивление прост – «магический круг» состоял из обычного фосфора. Точно также прямо на глазах у пораженной публики он во много раз «увеличивал» бриллианты,ловко заменяя настоящие камни на граненые стекляшки.

kaliostro1

Сеанс мошенничества от графа Калиостро.

 

В жизниграфа Калиостро был суд и суровый приговор (пожизненное заключение), но, если положить на весы, все приведенные о нём свидетельства, думается самым правильным было наказание императрицы Екатерины II: Калиостро было приказано покинуть Петербург, при этом на путевые издержки от императрицы он получил крупную сумму.

И главное: в 1786 году на сцене театра в Эрмитаже состоялась премьера комедии «Обманщик», сочиненной лично императрицей, о мошеннике, очень напоминающем графа Калиостро.

Цикл статей - «Исмагил Шангареев: мошенничество как зеркало социальной реальности».

Страница 2 из 94